наверх

Белорусский рубль в поисках дна

21.01.2015
За месяц нацвалюта в Беларуси обвалилась на 38%, но никто не знает, закончилось ли падение
Белорусский рубль в поисках дна

Декабрь-январь оказались весьма стрессовыми для белорусов – как для рядовых граждан и бизнеса, так и для высокопоставленных чиновников. Введение 30-процентного сбора при покупке валюты, или так называемая «недевальвация», запрет юрлицам покупать валюту на внебиржевом рынке, нехватка валюты в обменниках, замораживание цен, поэтапная отмена сбора и наконец узаконивание 30-процентной девальвации с дальнейшим падением белорусского рубля до отметки минус 38% сделали в Беларуси Новый год-2015.

Между этими событиями была еще смена почти всей правящей верхушки в последние дни уходящего года, включая премьер-министра, ряд министров, глав регионов и председателя Нацбанка. Ту «недевальвацию», которую начала 19 декабря Надежда Ермакова, в январе завершал уже новый глава Нацбанка Павел Каллаур.

Он отказался от валютных интервенций на биржевых торгах и привязал курс белорусского рубля к корзине валют, причем исходя из структуры внешнего товарооборота удельный вес российского рубля увеличился до 40%, а доллара и евро снизился до 30%. Ставка рефинансирования выросла с 20 до 25%, таким образом, кредитные ресурсы стали еще менее доступны.

В результате этих и других мер курс доллара установился на уровне около 15 000 рублей, причем пиковое значение было зафиксировано на торгах 14 января – 15 010 рублей, после этого доллар стал дешеветь и за несколько дней опустился до 14 830 рублей. Однако как будут развиваться события дальше, никто предсказать не может. Явный признак замешательства – в обменниках валюта по-прежнему в дефиците. Банки продают только те наличные, которые сдает население.

Бизнес между молотом и наковальней

Белорусам к обесцениванию нацвалюты не привыкать. Формально 38-процентное подорожание доллара – пустяки по сравнению с трехкратной девальвацией в 2011 году. Однако нынешние потрясения на финансовом рынке страны несли в себе большой новаторский элемент, что стало неприятным сюрпризом для бизнеса.
Указом президента введенный в декабре 30-процентный налог при покупке валюты предприятиям было запрещено включать в состав затрат, учитываемых при исчислении налога на прибыль. Импортеры, уплачивая государству валютный сбор, не уменьшали налоговую базу для налога на прибыль и таким образом подвергались двойному налогообложению.

«Государство фактически установило, что временно покупка валюты не является процедурой, необходимой для производства и реализации товаров, работ, услуг и, соответственно, не учитывается при расчете налога на прибыль, – прокомментировал ноу-хау эксперт в области налогообложения Александр Жук. – При этом, например, непонятно, как без валюты закупать импортное сырье, необходимое для производства».

Невозможность отнести 30-процентный сбор на затраты явилась для бизнеса «молотом», а «наковальней» стал ценовой мораторий, который правительство ввело одновременно со сбором фактически на все товары и услуги в стране. Исключение сделали для коммунальных услуг, ГСМ и международных железнодорожных перевозок.

Всему остальному, в том числе импортному ширпотребу, запретили дорожать, несмотря на девальвацию. При этом президент Александр Лукашенко предупредил «предпринимателей, коммерсантов и разного рода жулье», что «тренд на контроль за ценами в стране сохранится навсегда».

Понятно, что долго так продолжаться не могло, производство и торговля просто бы остановились, поэтому начиная с середины января правительство ослабило хватку. Совместным постановлением Минэкономики и Минторга предпринимателям разрешили поднять цены на величину изменения стоимости импортных сырья и материалов, происходящих из третьих стран (не входящих в ЕАЭС), с учетом их доли в отпускной цене.

При этом «стоимость импорта из третьих стран не может быть увеличена более чем на процент изменения курса белорусского рубля к курсу валюты договора на дату постановки на учет, уменьшенного на 5 процентных пунктов». То есть при подорожании доллара на 38% цену импортных составляющих разрешено поднять на 33%.

Кризис пришел не вчера

Насколько именно подорожают потребительские товары с такой методикой ценообразования, пока неясно. Однако очевидно, что правительственный прогноз по инфляции на 2015 год, утвержденный в декабре на уровне 12%, больше не актуален. В Беларуси и в 2014-то году, который почти до самого конца протекал без финансовых потрясений, инфляция превысила 16%. Так что новая задача на текущий год, скорее всего, будет формулироваться подобно методике ценообразования: процент девальвации минус 5 процентных пунктов.

В то же время и по другим экономическим показателям прогнозы на 2015 год для Беларуси далеко не радужные. Золотовалютные резервы страны только за декабрь сократились на 13% и на 1 января в международном исчислении составили чуть больше $5 млрд. Большой нагрузкой на ЗВР являются выплаты страны по кредиту МВФ в размере $3 млрд. При этом доходов от приватизации госсобственности, которые можно было бы зачислить в резервы, почти нет.

Доходы экспорта тоже значительно сократились. И причина тут не только в девальвации в России, куда уходит львиная доля белорусской продукции, но и в сокращении спроса на эту продукцию, которое стало сказываться задолго до острой фазы российского кризиса. В результате объемы производства транспортных средств, машин и оборудования, в числе которых такие белорусские бренды, как МАЗ, МТЗ, БелАЗ, за 2014 год сократились примерно на 20%.

А в наступившем году удар предстоит испытать и нефтепереработке. Из-за налогового маневра России белорусским НПЗ теперь приходится покупать российскую нефть примерно на $100 за тонну дороже. Причем по предоплате и именно в долларах.

Cальдо внешней торговли товарами в Беларуси традиционно глубоко отрицательное: за 11 месяцев прошлого года оно составило минус $3 млрд. Более четверти предприятий по итогам 10 месяцев были убыточными, около 70% предприятий имели просроченную кредиторскую задолженность, около 80% – просроченную дебиторскую.

Прогнозы ухудшились

Девальвация даст экспортерам глоток свежего воздуха, однако на долгосрочный эффект рассчитывать не приходится. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) в январском прогнозе существенно ухудшил свой прогноз для белорусской экономики на нынешний год. Теперь он прогнозирует спад экономики Беларуси на 1,5%, в то время как в сентябре предсказывал рост ВВП на 0,5%.

Экономисты банка отмечают высокую зависимость Беларуси от России «как основной источник уязвимости, который усугубляется за счет собственных очень значительных внешних дисбалансов Беларуси, рисков ликвидности, низкого уровня золотовалютных резервов и структурных ограничений экономического роста».

Еще одним негативным фактором для белорусской экономики в ЕБРР называют высокие обязательства правительства по погашению внешнего госдолга, учитывая большое участие государства в экономике страны.
«Девальвация белорусского рубля повлияет на снижение внутреннего спроса, увеличение кредитных рисков и вызовет негативные последствия в банковском секторе», – отмечают в ЕБРР.

Бизнес-сообщество внутри самой Беларуси солидарно с этими прогнозами, призывая готовиться к усугублению проблем с кредитованием и экспортом, которые еще больше осложнят ситуацию на валютном рынке.

Источник


Главные новости uralsk.info
Только самые важные события. Подпишитесь на ежедневную рассылку.

Укажите адрес электронной почты

Подписаться
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)