наверх

«Исповедь» отца экстремиста

21.10.2015
Предприниматель из Астаны Коныс Алимжанов, чей сын предположительно участвует в боевых действиях в Сирии, рассказал на что нужно обращать внимание родителям молодых людей, попавших под влияние экстремистских течений.
«Исповедь» отца экстремиста

На минувшей неделе в Астане прошла конференция «Выработка механизмов в противодействии экстремизму». Мероприятие рядовое, на котором чиновники и представители духовенств рапортуют о достижениях и делятся советами. Из десятка высказываний о сложившейся ситуации и проблемах одна речь запомнилась, наверное, всем. Предпринимателя из Астаны Коныса Алимжанова пригласили на конференцию, чтобы выслушать его историю. Редакция Zakon.kz записала интервью с подробностями о том, на что нужно обращать внимание родителям, знакомым, братьям и сестрам людей, которых заманивают экстремисты.

 

О Мырзахмете Алимжанове нет никаких вестей уже полтора года. Сказать, что родители убиты горем - ничего не сказать. Парень из Астаны, из обеспеченной и благополучной семьи, по предположению отца, находится в Сирии. Тем удивительнее и страшнее этот факт, учитывая то, что молодой человек получил очень хорошее образование – окончил с отличием столичный Казахско-турецкий лицей, самостоятельно поступил в институт и даже проходил стажировку по специальности в Штатах.

- Во истину все семьи счастливы одинаково, а несчастны по-разному, - словами известного классика начал свой рассказ Коныс Алимжанов. - Нашему родительскому горю и страданию нет предела. Мы уже полтора года не имеем никаких вестей от сына, жены его, и двоих внучек. Слушая все вступления, хочу рассказать о своих наблюдениях. Как это получилось.

Мырзахмет на отлично закончил школу, на отлично закончил институт, и попал под влияние страшного нетрадиционного радикального течения.

- Женился на последнем курсе университета на себе подобной – в хиджабе. Родили детей, продолжал работать, но потихоньку начал отходить от мирской жизни, - рассказывает убитый горем родитель.

Изменения в сыне родные начали замечать постепенно. Сыграло роль то, что Мырзахмет учился в другом городе. Кроме того, 5 лет назад, когда парень стал подвергаться постороннему влиянию экстремистов, ни родители, ни общество не были готовы к такому повороту событий.

- Мы не знали, мы не подозревали. Сами мы живем в Астане, он учился в институте в Алматы. У него борода не росла, но когда он приехал, завершил учебу, мы тогда только поняли, что то с ним произошло. Он жил там, ходил в мечеть, но эта мечеть оказалась сектой целой. Это при том, что ходил сын в официальную мечеть. Но они отдельно группировались.

Продолжая рассказ, К. Алимажанов перечислил признаки в поведении, возможно, известные всем, на которые стоит обращать внимание:

- Мы заметили, что основные признаки – это изменение образа жизни. Как внутреннего, так и внешнего. Во-первых, это отрешение от родных, от родителей, изменение всех семейных и национальных традиций. Изменился внешний вид. Это бороденка, короткие брюки, неадекватное отношение к окружающим, к предметам быта. Отказ от многих позиций нашей общепринятой морали. Чем в основном отличаются традиционные религии от нашего ислама. Это показной фанатизм, как бы агрессивный, как будто, вседозволенность на пути к Аллаху. Как будто их никто ничем не остановит. Я уже говорил об отрешении от родных, близких, в особенности от родителей, начинается их непослушание, непочитание. Где он жил, убрал все фотографии, все статуэтки, книги все, и заполнил это Кораном, хадисами, своими лекциями. Как бы ограничил все. И детей начал маленьких одевать в платки, хиджаб. То, что мы неприемлем. То есть полное непринятие законов государства, нашего гражданского кодекса.

По мнению отца, самый опасный возраст, когда молодые люди могут быть вовлечены в псевдорелигию – 18-25 лет.

- После того, как женился, через 5 лет уехал. Полтора года его нет. Полтора года у нас печаль, горе, слезы. На этой почве мы все заболели. Мама лежит в больнице, родители ее тоже. Все в шоковом состоянии.

Выбраться из страны Мырзахмету Алимжанову с семьей удалось благодаря открытым границам. Причем не без помощи «добрых людей» - соотечественников. Сначала в Кыргызстан, затем оттуда в Турцию.

- И мы родители, и все общество, наверное, не были к этому готовы. С другой стороны, когда все начиналось, думали, что он одумается, но постепенно это все обрастало, больше и больше. И он совершил выезд. Потому что граница открыта, сначала в Кыргызстан, затем в Турцию. Там действует целый трафик, который отправляет их. Тоже заинтересованные люди. И в Астане здесь люди, те, которые организовали выезд семьи его. Он уехал первым, она следом. За это время удалось раскрыть нотариусов, и людей, которые занимались вербовкой и отправкой. Этим сейчас занимаются компетентные органы. Эти люди сейчас на скамье подсудимых. Это казахстанцы, - рассказал К. Алимжанов.

В то же время отец не верит, что его сына завербовали просто убеждениями и словами:

- В нашей семье трое сыновей. Двое здесь работают, семья благополучная. Они молодых людей ищут, вплоть может быть какими то снадобьями действуют, типа наркотиков. Потому что так поломать людей …- сокрушается отец.

По данным, озвученным в ходе конференции мажилисменом Серикжаном Канаевым, из 7 тысяч выходцев СНГ, воюющих в Сирии на стороне ИГИЛ, правоохранительным органам известны фамилии 150 казахстанцев. К этому списку можно добавить еще 200 жен, вдов и детей. Сегодня в казахстанских колониях за причастность к терроризму и экстремизму отбывают наказание 500 человек. В основном это молодые люди до 29 лет.

Источник


Главные новости uralsk.info
Только самые важные события. Подпишитесь на ежедневную рассылку.

Укажите адрес электронной почты

Подписаться
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)