наверх

Когда у казахов появилась коррупция

22.06.2015
Обязанность по раскрытию информации госорганами и нацкомпаниями должна стать непреложной
Когда у казахов появилась коррупция
Фото: millioner.kz

Патриархальный, общинно-родовой характер кочевого хозяйства казахов со слабым административным влиянием ханов и султанов не создавал почвы для системной коррупции в Степи.

Все поменялось в XIX веке, когда на присоединенных к России казахских землях стали внедряться имперские установления. Не будем останавливаться на истории разработки и принятия различных уставов и положений, для нас важно, что это законодательство коренным образом подорвало традиционную иерархию и дало необъятную реальную власть аульным старшинам и волостным управителям. При внешней демократичности назначения на эти должности (старшин избирал аульный сход, а управителей – волостной съезд) реальной демократии не было и в помине.

Во-первых, потому что кочевой образ жизни не давал возможности регулярно собираться. Во-вторых, административные аулы и волости были нарезаны, не сообразуясь со сложившимися семейно-родовыми отношениями. Иначе говоря, избиратель, как правило, не знал выдвигаемого, что открывало возможности для грязных избирательных технологий, включающих в себя подкуп и шантаж. По заключению комиссии сенатора Плеве, «резкие проявления избирательной борьбы в среде инородческого населения, не составляя явления, исключительно свойственного инородцам, объясняются прежде недостатками в существовавшем до сих пор устройстве волостей и аульных обществ, и существенных результатов в этом отношении следует ожидать с установлением более правильной системы избирательных собраний…»

Бесконтрольная власть давала простор для злоупотреблений, в первую очередь в земельных отношениях. Пользуясь тем, что сдача земли в аренду разрешалась волостным съездом, собиравшимся нерегулярно, местное начальство активно занималось перераспределением земель. Подделывая решения, казахская администрация изымала у бедных и незащищенных могущественным родом землю и передавала дельцам, сдававшим ее в аренду русским переселенцам, что приносило большие доходы не только деньгами, но и частью урожая.

Наживались волостные и аульные начальники и на махинациях с налогами. Согласно закону, основной налог – кибиточная подать – распределялся между плательщиками пропорционально благосостоянию. И вновь, после подделки решений съездов и сходов за соответствующую мзду, большая часть налоговой нагрузки с богатых перекладывалась на плечи бедняков. Помимо этого, аульный старшина, пользуясь неграмотностью простых казахов и незнанием ими законов, умудрялся взыскивать налоги многократно.

Местные начальники, являясь посредниками между коренной администрацией и населением, оказались бесконтрольными и сверху, и снизу. Сверху – потому что уездному и областному начальству было недосуг ездить по степному бездорожью и вникать в подробности жизни казахов. Снизу – потому что казахи, по причине кочевого уклада жизни, незнания законов и личных качеств избираемых, просто не имели возможности контролировать их деятельность.

На мой взгляд, самый важный урок, который мы можем извлечь из собственной истории, - в том, что коррупция возникает только тогда, когда нет общественного контроля за действием администрации. Важнейшим же институтом, обеспечивающим такой контроль, в наше время являются СМИ. Мы не победим сразу, но нанесем серьезный удар по коррупции, когда обязанность по раскрытию информации со стороны государственных органов, национальных и частных компаний станет непреложной и неукоснительно соблюдаемой. Только так общество сможет контролировать управляющих, а значит, препятствовать коррупции.

Источник


Главные новости uralsk.info
Только самые важные события. Подпишитесь на ежедневную рассылку.

Укажите адрес электронной почты

Подписаться
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)