наверх

Староверы Западного Казахстана: “Легче нести крест Бога, чем тяжести мирской суеты”

31.01.2015
Небольшая община староверов из 100 человек живет в Западно-Казахстанской области. 100 человек несут свою веру сквозь время, которое, кажется, диктует совсем иное.
Староверы Западного Казахстана: “Легче нести крест Бога, чем тяжести мирской суеты”
Фото: Владимир Третьяков.

Но они стоят на своем пути – всего 100 человек. И продолжают соблюдать обычаи своих прадедов – буквально. По каким-то причинам они сделали нам шаг навстречу – открыли двери и пустили на службу.

Свои богослужения община староверов проводит в храме Покрова Пресвятой Богородицы.

 

Уральск – богатый город на архитектурные и исторические ценности, в позапрошлом столетии был землей Уральского казачьего войска, в котором наряду с православными и мусульманами служили множество староверов. До революции в казачьем войске было больше пяти тысяч последователей, кроме того, три тысячи староверов, отказавшись принять новую казачью форму, которая по их мнению, была солдатской, были сосланы в Кызылординскую область за непослушание. Их потомки до сих пор хранят свою веру.

История храма

Храм Покрова Пресвятой богородицы, построенный в 1888 году, имеет непростую историю. В 1879 году в Уральске был большой пожар, в результате которого сгорело две трети города, в том числе и молельные дома староверов. Тогда они, получив разрешение от своего атамана, генерал-майора Шипова, начали строительство. В течении нескольких лет на частные средства верующих велась стройка. По окончании атаман, увидев здание, сказал им: “вы просили молельный дом, а выстроили целый храм!” И закрыл церковь на семнадцать лет.

После того, как в 1905 году император Николай II издал указ «Об укреплении начал веротерпимости», которое даровало свободу староверам открыто проповедовать свою веру, храм открыли. Его вновь перестроили, присоединив жилые помещения и освятили под именем покрова Пресвятой Богородицы. В 1933 году богослужения были запрещены, в храме разместился кавалерийский полк красноармейцев, затем он служил помещением для офицерских складов и наконец, в нем открыли Дом культуры, в котором проводились танцы. Судьба последнего старообрядческого священнослужителя Зотика Любимова сложилась трагически. В 1937 году, во время репрессий и гонений на веру, он был обвинен по ложному доносу и расстрелян, а его имущество конфисковано.

 Старообрядчество возникло триста с лишним лет тому назад, в результате непринятия частью христиан богослужебных реформ, введенных при поддержке государственной власти Патриархом Никоном.

Староверы делятся на три отдельные иерархии: беглопоповское согласие, белокриницкое согласие и беспоповцы-никудышники. Если первые и вторые практически ничем не отличаются между собой, то службы беспоповцев проходят на дому и без священника. Беспоповцы считаются самыми первыми и верными, поскольку после раскола никуда не примкнули.

Единственного противника реформ Никона из высшего духовенства, епископа Коломенского сослали на ссылку, где он и погиб, а так как в сан священника могут возводить только епископы, некоторые старообрядцы отказались принимать “никонианских” священнослужителей, предпочитая проводить свои службы без попов и на дому, за что их и стали называть беспоповцами. В молельные дома беспоповских общин сложно попасть – настолько замкнуто они живут. Уральская община относится к белокриницкому согласию, возникшему на территории монастыря Белой Криницы, в Австро-Венгрии.

Первый – за последние сто лет

Богослужения проводит батюшка Константин, которой приехал вместе с семьей в Уральск три года тому назад из Оренбурга. Он первый священник, после революции, то есть за последние 100 лет, который проводит официальные богослужения.

Отец Константин охотно рассказывает о себе:

- Корнями я старообрядец, прадед по матери был старовером. До 20 лет я не ходил в церковь и как-то случайно зашел в церковь неподалеку от дома. И когда посетил первую в моей жизни службу, услышал пение и чтины, увидел строгость и степенность, что-то в моей душе встрепенулось, генная память открылась.

- До этого я считал себя христианином – носил крест и верил в Бога, но батюшка мне сказал, что только это не спасет, что я должен жить, как христианин, соблюдая все правила и предписания. Тогда я начал ходить на богослужения и учиться. Через месяц, после того, как я начал постигать основы веры, меня покрестили. Батюшка стал меня привлекать понемногу, поставил учится петь на крылосе, потом – чтецом, а это уже первая степень священства. До этого я никогда не думал, что буду священником, это не входило в мои планы, но я понял, что это мой путь и не стал сопротивляться, значит тому суждено быть.

Старообрядцы в одежде придерживаются древнерусского стиля, который обязателен на богослужениях. Внешние признаки староверца – борода и рубашка, обязательно подпоясанная поясом, у женщин – сарафаны и два платка, внешний и внутренний, в другое время, покрывают голову и не носят брюк и коротких юбок.

Секрет двухперстия

Старообрядца можно выявить не только по внешним признакам, но и по двухперстию – манере креститься. Двухперстие кладется размашисто и четко. Двухперстие – это своего рода символ веры и главный догмат. Два перста означают Иисуса Христа, в котором соединились божественная и человеческая природа. Когда старовер крестится, это означает, что Иисус Христос был распят на кресте, в православии же используется троеперстное крестное знамение, символизирующую пресвятую троицу распятую на кресте, что является в корне неверным для старообрядчества, это и стало одной из причин раскола.

Фрески, украшающие храм, сохранились еще со времен прошлого столетия, один из благотворителей купец Симаков щедро оплачивал работу лучших мастеров.

Во время богослужения староверы держат руки скрещенными на груди, показывая покорность Богу. Все действия совершаются синхронно. В процессе совершения земных поклонов в гигиенических целях используют маленькие коврики. Во время молитвы верующие перебирают лестовки или четки, которые помогают сосредоточиться на молитве. Лестовка – от древнерусского слова “лествица”, то есть лестница – символ душевной устремленности к Небесам.

В отличии от православной церкви, старообрядческие храмы более скромные. Отрешенность от мира, аскетизм – основные определяющие староверчества.

Святые мощи Алексия

Четыре года тому назад, для старообрядческой церкви произошел исключительный случай за последние сто лет. В храм из подземного склепа были перенесены мощи святого Арсения, епископа Уральского, который умер в 1908 году, по словам священнослужителей, которые съехались для этого со всей России, его останки оказались нетленными.

Людские истории

Одна из прихожанок Ирина, в прошлом работавшая журналистом, рассказывает о том, как пришла сюда.

– В эту церковь я пришла несколько лет тому назад вместе с мужем. Он помогал восстанавливать храм. Несмотря на то, что он работал и в других церквях нашего города, но именно здесь он почувствовал духовное родство. Благодаря нашему воцерковлению через три года совместной жизни мы решили обвенчаться. Для нас это был серьёзный шаг, ведь это большая ответственность не просто перед священником, а во-первых, перед Богом и, конечно, перед собой. Мы долго готовились к этому событию, нам сшили одежду для венчания, мне блузку и сарафан с галунами, а мужу – косоворотку и брюки с малиновыми лампасами, по образцу казачьей одежды середины 19 века. Именно так в нашем городе ходили люди почти 150 лет назад. Мы специально изучали литературу и экспонаты, любезно предоставленные сотрудниками музея “Старый Уральскъ”. Нам хотелось хотя бы немного приблизиться к духу того времени и возродить местные подзабытые традиции.

- В самом начале обряда, после того, как отец Константин прочел над нами несколько молитв, меня отвели в комнату, где женщины-прихожанки заплели мне две косы и на голову под платок надели повойник – как символ замужества. Венчание длилось около двух часов. Оказалось, не так-то просто выстоять все это время практически неподвижно, к тому же с венцом на голове. Я переживала, что венец упадет, особенно когда нас трижды обводили вокруг аналоя. Но тревоги мои были напрасны и все прошло очень красиво и трогательно, многие присутствующие не могли сдержать нахлынувшие эмоции. Мы и сами были растроганы до слез.

В отличии от православных, старообрядцы признают только восьмиконечный крест и на их нательных крестах нет изображения распятия. Объясняют это, они тем, что в процессе совершения бытовых действий не желают осквернять его. Также есть еще одно различие – в написании имени Христа. Если православные пишут Иисус, то староверы – Исус.

Воскресная служба начинается в субботу в два часа полудня и длится до восьми вечера и включает в себя павечерницу, вечерню, каноны и первый час – это части круга суточного богослужения. Потом перерыв на ночь, а тем временем священник продолжает читать молитвы. В восемь утра следующего дня до 12 часов идет вторая часть службы, которая включает полуночницу, утренние часы. Самая главную часть, ее сердце – литургия, преломление хлеба и причащение вином.

После окончания службы у отца Константина появилось немного времени.

- У наших священников нет беззаботных и радостных лиц, у каждого какая -то печаль в глазах.

- А за что переживаете вы?

- За слова свои, за дела свои. Быть священником – это испытание. Сказано, что если священник воспитает свою семью и научит ее, но если из прохожан будут погибшие, то есть впадшие в грех, то он может не спастись, весь его труд напрасен. Погибшие – то есть неисправленные от его нерадения. Я должен стараться каждому помочь, направить его, быть чутким и внимательным. С моей стороны надо воспитывать надежду, веру и любовь. Каждый кто приходит в мою церковь, должен уходить не с пустым сердцем. К сожалению, человек считает, что если он совершил грех, то его духовный путь закончен. На самом деле, вера – это труд по совершенствованию своей души, очищение от страстей, огромная духовная работа, в которой идет соотнесение мыслей и поведения, контактов с людьми. Мы все грешим, но на все есть покаяние, когда человек обещает Богу, что он исправится и Бог принимает его молитву. На самом деле, путь верующего человека состоит из таких шажков – шагнул, упал, встал и опять шагнул дальше.

К матушке я обращаюсь почтительно” Ольга Алексеевна” , но она улыбается и тихим голосом поправляет: “можно просто Ольга”.

Ольга с детства росла в религиозной обстановке и с 14 лет помогала нести службы в церкви – пела на крылосе.

- Мой дедушка Василий был священником – беглопоповцем, а отец хоть и не смог продолжить его дело, но, тем не менее, воспитывал нас в вере, мы постились и молились с малолетства. В 2001 году моя сестра вместе с супругом – священником Владимиром уехала в Оренбург поднимать храм. С ними переехала и я, позже присоединились родители. Они продали дом в Нижегородской области и вложили деньги в храм. У нас принято жертвовать для других, особенно для благих целей. Мой отец по профессии плотник, проводил ремонтные работы в церкви и ставил иконостасы.

- Когда в церковь пришел Константин, отец Владимир сразу мне сказал, вот твой будущий супруг, твоя пара. На тот момент мне было 17 лет и я была удивлена, вообще не собиралась замуж. Но в нашей вере нельзя задерживать с замужеством или женитьбой. И когда мой духовный отец сказал свое мнение, я начала присматриваться к Косте. Что меня больше всего привлекло в нем, из-за чего появилась уверенность, что это мое счастье – то, что он носил бороду, ведь это было достаточно тяжело. Ему пришлось пройти через давление, на работе ему делали замечания, но несмотря ни на что, он следовал всем предписаниям. И я увидела в нем стойкость и силу духа.

Алексей присоединился к общине год тому назад, по его словам, всегда интересовался верой, и до этого посещал православную церковь, но потом начал интересоваться историей и понял, что истинная вера есть только в старообрядчестве.

После окончания службы на церковной кухне прихожане собираются на обед.

“Легче нести крест веры, чем множество тяжестей мирских”

После обязательной молитвы перед едой, батюшка продолжает:

- Человек женатый думает о том, как угодить жене. А неженатый – как угодить Богу. Поэтому находясь в семье, я не могу целиком посвятить себя служению. Но все же пытаюсь больше времени проводить со своей паствой. В церкви мы с Ольгой проводим больше времени, чем дома. У священников нет понятия дома, только обустроим очаг – и надо переезжать. Это как в армии, мы такие же солдаты, но Бога. Могут постучаться ночью – от умирающего человека, ему надо покаяться. И я обязан поехать и исполнить свой долг.

 

- Я не хочу обидеть других, но в мирянах я не видел такой скромности и чистоты, как среди людей верующих. Со стороны кажется все это тяжелым, я и раньше сам так думал – как же они все время молятся, как же живут без развлечений? И когда сам оказался на этом месте, то понял, что намного легче нести один крест и знать, куда ты идешь, чем нести множество тяжестей мирских и неизвестно, чем это все закончится. Мы, люди, ищем чего -то, а на самом деле наша душа ищет бога.

Источник

Фотограф Владимир Третьяков.

Главные новости uralsk.info
Только самые важные события. Подпишитесь на ежедневную рассылку.

Укажите адрес электронной почты

Подписаться
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)