наверх

Три женщины умерли после капельницы в одной из поликлиник Актобе

09.04.2014
ри актюбинки буквально сгорели заживо после приема профилактических капельниц в городской поликлинике № 3. За жизнь еще одной женщины борются реаниматологи областной больницы. Нескольких систем, возможно, некачественного актовегина хватило, чтобы разрушить сердце, почки и вызвать жуткие боли у пациентов.
Три женщины умерли после капельницы в одной из поликлиник Актобе

Пока точно известно только о четырех пациентках городской поликлиники № 3, которые слегли после посещения врачей. По словам их родственников и друзей, серьезных заболевания, несмотря на возраст, у женщин не было. Кого-то мучало давление, и он обратился к терапевту, кто-то решил перед дачным сезоном подправить здоровье и тоже пришел к врачу. Всем без исключения доктор прописала лечение в дневном стационаре, а именно прием медикаментозных растворов капельно. Для профилактики были прописаны препараты: винпосан, пирацетам и актовегин.

Все пациентки были буквально соседками – из одного дома по пр. Абилкайыр хана или соседних. Дружили, общались, под ручку приходили в стационар. И в одно время принимали препараты. К 19 марта женщины слегли. Их стали мучать жуткие боли, озноб, тошнота и рвота.

Одна из пациенток, ей было 85 лет, скончалась 22 марта. Две другие, 75 и 53 лет – на следующий день, 23 марта. Еще одна пострадавшая (ей 63 года) несколько дней провела в реанимации областной больницы, и сейчас ее перевели в терапию.

Есть сведения и еще об одном актюбинце, которому вроде тоже был прописан курс тех же самых препаратов. Его сердце также не выдержало нагрузки «яда». Однако наша редакция пока в поисках его родственников и достоверной информации.

«Мама всегда была очень активным человеком»

Гульнур Махмудовне Шакировой было 75 лет, но все знали ее как очень энергичного человека. Она ежедневно гуляла и ходила в детский сад за внуком. Жила в одной квартире с дочерью. 23 марта пенсионерки не стало.

- У мамы с января этого года наблюдалось повышение давления и тахикардия, - рассказывает дочь пострадавшей Лилия. - Она принимала препараты, вроде на улучшение пошло. Врачи посоветовали дневной стационар. Мама сдала анализы, показания были в норме. На 13 марта ей, в порядке очереди, назначили капельницу. Она походила 4 дня, на пятый уже не смогла. Я в один из этих дней прихожу с работы, а мама говорит: «Меня морозит». Мы подумали, что простуда, и дали ей «Терафлю» и еще что-то противогриппозное. На следующий день звоню домой с работы, спросить, сможет ли она забрать сына из садика, мама говорит: «Нет, мне совсем плохо». Еще через день мама стала жаловаться на боли в плече и руке. До этого у нее ключица была сломана. Мы опять не туда, думаем, может, на погоду, ноет плечо, или продуло. К вечеру мама не могла поднять руку и стонала от боли. Это было 20 марта. А 21 марта я не пошла на работу, и мы повезли маму в частную клинику, где поставили диагноз «остеохондроз». Назначили лекарства. И вкололи обезболивающее. Дома боли стали жуткими. К ночи я сделала еще укол, чтобы смягчить боль. Мама стонала всю ночь. Утром 22 марта мы вызвали «скорую». Врачи неотложки тоже поставили: остеохондроз, вкололи обезболивающее и уехали. Мама продолжала стонать от боли. Я вкалываю обезболивающее, а оно не помогает. Она стала задыхаться и потеть так, что постель насквозь была мокрой. Мы перепугались и снова вызвали «скорую», они сняли кардиограмму, которая показала, что все в норме, и уехали. Третью «скорую» вызвали уже в час ночи. Опять давай делать кардиограмму, которая ничего не показала. Маму увезли в больницу. Брат со снохой оставались с ней. Кризис ей сняли в реанимации и перевели в обычную палату. В 5 утра наши уехали из больницы, а в 8 часов у мамы остановилось сердце.

- Мы связываем эту смерть с капельными процедурами в нашей поликлинике, - продолжает женщина. - Нам стало известно, что умерли еще три человека, принимавших в те же дни в данной медсанчасти медикаменты через капельницу. Мы вскрытие делать не стали, потому что не знали, что подобные смерти массовые.

Пострадала даже родственница врача

Так сложилось, что капельницы в дневном стационаре были показаны и матери терапевта той же городской поликлиники №3. Пенсионерка принимала тот же состав медикаментов, включая, возможно, некачественный, актовегин. Умерла женщина на руках у дочери.

Сама врач, спустя неделю после смерти родного человека, легко согласилась на диалог с журналистом, но после перезвонила и отказалась. Конечно, по понятным нам причинам. Мы все-таки встретились с ней на работе, но только довели ее тем самым до слез.

«Ваше СМИ ничего не сможет изменить, - утверждала нам доктор с многолетним стажем. – Вы делаете поспешные выводы. Надо создавать комиссию, которая должна провести расследование».

Дальнейший диалог передавать читателям считаем нецелесообразным, потому что, кроме конфликта, он ничего не вызвал.

Еще одной жертвой смертельных капельниц стала 53-летняя Нурия Нурмеева, которая скончалась 23 марта. По словам тех, кто был близко с ней знаком, женщина была очень активным человеком и даже зарабатывала на трех работах. В дневной стационар она ходила вместе с Гульнур Шакировой, вместе принимали капельницы и умерли в один день. Смерть Нурии Нурмеевой была настолько внезапной, что родственники ничего не могли понять и согласились на вскрытие. Итоги экспертизы шокировали: сердце женщины буквально разложилось на волокна. И это буквально за считанные дни.

«От нас пытаются что-то скрыть!»

Самое настоящее расследование приходится проводить семье и друзьям 63-летней Галины Безродных (которая тоже пострадала от лечения в дневном стационаре), чтобы узнать правду о причине доведения их близкого человека до такого состояния и наказать виновных.

На сегодняшний день Галина Койшегуловна находится в терапевтическом отделении новой областной больницы. Ее пару дней, как перевели из реанимации в обычную палату. Хотя весомых улучшений в состоянии женщины родные не видят и считают, что реанимация ей по-прежнему необходима.

Все, кто общается с Галиной Безродных, знает, какая это энергичная и положительная женщина. Друзья семьи говорят, что уже с января она заговорила о предстоящем дачном сезоне и намеревалась немного улучшить перед этим свое здоровье. Для чего она и направилась в ГП № 3. До этого женщина наблюдалась в железнодорожной поликлинике, но, в связи с переездом, решила перейти в поликлинику поближе. Что едва не стоило ей жизни.

- Мы знаем, что все эти люди в одно и то же время принимали капельницы в городской поликлинике № 3, - объясняет подруга и соседка пострадавшей Валентина. - Когда мы вызывали «скорую» моей подруге Галине, то врачи так и сказали – интоксикация лекарственными препаратами. На следующий день Галя пошла в поликлинику с этим заключением (выписка «неотложки» после исчезла в неизвестном направлении. – Ю.М.), больше ей капельницу не ставили, но она попала в реанимацию. Врачи сами нам сказали, что просто пришел некачественный препарат актовегин. Люди стали подопытными кроликами. У всех симптомы одинаковые: тошнота, рвота, озноб, неимоверные боли всего тела, падение давления вплоть до 60, то есть до критического состояния. Моя дочь работает в «скорой», она давала Галине активированный уголь и ставила систему, которая выводила эту дрянь из организма. А в поликлинике интоксикацию не признают. Гале тогда сразу сказали, мол, это вирус такой ходит, поэтому и вам плохо. А нам кажется, что актовегин дал экстренное старение организма.

Уже в больнице у Галины начало резко падать давление при введении препаратов. За несколько дней врачи поставили несколько диагнозов, включая интоксикацию почек, почечную недостаточность и даже цирроз печени. За это время кожа женщины заметно пожелтела, ее стали мучать страшные отеки и боли продолжались. К слову, первые два дня в больнице выпали на праздничный Наурыз, поэтому никакой экстренной помощи, по словам ее родственников, оказано не было.

В самой поликлинике с родными пострадавшей разговаривают неохотно и говорят, что делали все по инструкции.

Мы опросили несколько человек, ждущих в коридоре ГП №3 своей очереди в дневной стационар, и еще раз подтвердилась очевидная вещь – люди привыкли полностью доверять докторам. Один из пациентов еле пришел сюда с тростью, на вид человек был нездоров. Он рассказал нам, что не знает, что именно вводят ему в вену ежедневно. По сути, его это не интересует, ведь врачи знают свое дело. А ему надо окрепнуть и встать на ноги, для чего он и проходит профилактику.

Родственники погибших, напротив, говорят, что боятся теперь ходить к врачам, а тем более в поликлинику по адресу. Однако им удалось забрать карточку Галины Койшегуловны и выписку из дневного стационара, которая закрыта 20 марта. В день, когда женщине стало особенно плохо. Но в «Выписке из медицинской карты стационарного больного» указано: «Исход лечения: улучшение».

- Жалоб, которые они здесь описывают, у Галины вообще не было, - говорит соседка пострадавшей Екатерина. - Я сама врач и как соседка помогала ей, когда стало тяжело. Женщина пошла в поликлинику для профилактики, а не на что-то жалуясь. Я точно помню, она говорила, что ей капают изокет. По крайней мере, так ей сказали врачи. А на самом деле: винпосан, актовегин, пирацетам. Плюс в карточке нет выписки за 19 марта со «скорой». Она с этим сигнальным листом к врачу пошла, и после этого его никто не видел. Галине было плохо, и она не обратила на это внимание. В карточке также нет записи, что пациент пришел с жалобами. Ей тогда померили давление, оно было низким, сказали выпить два цитрамона и купить в аптеке кордиамин. В заключении пишут, что на протяжении многих лет она страдала гипертензией – это неправда! Тот же актовегин у нас повально всем назначают, и беременным тоже.

К слову, записи в карточке Галины Безродных заканчиваются 13 марта 2014 года. В последней указывается, что пациентка здорова, и ей назначается дневной стационар. Уже через пару дней у женщины отнялась правая рука и левая нога. Передвигаться она могла исключительно с тростью.

Принципа ради, вместе с родственниками Галины, мы пересчитали количество листов в 36-листной тетрадке-карточке. Их оказалось на два меньше. Родные женщины не сомневаются, что страницы были вырваны. Возможно, именно на них было расписано, какие препараты врачи прописали капельно. Наотрез отказались давать и копии дневника, который ведут в стационаре, следя за состоянием пациентов.

Своими действиями сотрудники поликлиники четко дают понять, что не собираются брать на себя ответственность за случившееся. Несмотря на то, что одной из пострадавших стала близкая родственница врача-терапевта.

В областном управлении здравоохранения по Актюбинской области, конечно, в курсе ситуации. Заместитель начальника ведомства Асет Калиев считает, что какие-либо выводы делать рано:

- Основная часть лекарств поставляется в больницы и поликлиники из ТОО «СК Фармация». Списки медикаментов утверждены. Ситуация такая: если, к примеру, поликлинике нужен то или иное лекарство, но его нет в перечне «СК Фармации», она докупает его отдельно. Касательно актовегина – есть доказательная база, что этот препарат действенен.

Корреспондент «АТ» просмотрел официальный сайт «СК Фармация» и, конечно, утвержденный перечень медикаментов на 2014 год. В списке НЕТ ни винпосана, ни актовегина, только пирацетам.

Но больше остального нам хотелось знать мнение по поводу произошедшего у главного врача городской поликлиники № 3 Жанибека Нармухамедова. С недавних пор он заведует сразу двумя лечебницами – новой поликлиникой в 12 микрорайоне и ГП № 3.

- 26 марта, после праздников, я вышел на работу и узнал, что у нашего сотрудника умерла мама, - говорит Жанибек Караевич. - И то, что она получала лечение в нашем дневном стационаре. Я сказал: если это связано с терапией поликлиники – будем разбираться. Конечно, мы остановили процедуры с данными препаратами и в ГП № 3, и в 12 микрорайоне. Мы создали комиссию для расследования. Результаты мне обещали дать уже к понедельнику. Нужно выяснить, что на самом деле повлияло на такую реакцию у пациентов. Мы закупаем лекарства и через единого поставщика «СК Фармация», и через фирму «Ансар Фарма», которая была поставщиком актовегина. Сроки годности препарата были в норме, мутности и примесей не было. Самое главное - выяснить, сколько точно людей прокапались этим лекарством. Я взял объяснительные с врачей, с медсестер, что на самом деле произошло? Кроме известных нам 4 случаев – пока информации не было. Мы следим за здоровьем Галины Безродных, я звонил главврачу больницы. На сегодня они ставят диагноз «цирроз печени». А это, знаете, хроническое заболевание и так сразу не появляется. У актовегина, мы знаем, нет побочных эффектов, в протоколах Минздрава он есть. Мне его очень накладно покупать, честно говоря. Но пациенты привыкли к нему и сами просят. Мы отправили препарат на экспертизу, и, если она покажет, что лекарства качественные, то мы будем продолжать колоть его пациентам.

Источник 


Главные новости uralsk.info
Только самые важные события. Подпишитесь на ежедневную рассылку.

Укажите адрес электронной почты

Подписаться
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)