наверх

Казахстанский новатор собирается конкурировать с Microsoft

03.07.2014
Кайрат Ахметов, основатель и владелец инновационной компании The One Capital: «Ни в какой другой стране, кроме Казахстана и России, власти не раздают так щедро гранты. И это нормально»
Казахстанский новатор собирается конкурировать с Microsoft

«Заявление, конечно, тянет на фантастику, но мы разработали продукт, который составит конкуренцию одному из продуктов Microsoft – Microsoft Lync, это что-то вроде корпоративного скайпа, – рассказывает основатель и владелец инновационной компании The One Capital Кайрат Ахметов. – Называется Open HC. Он дешевле и совместим с любыми городскими телефонами. Плюс после скандала со Сноуденом все боятся, что американское программное обеспечение содержит компонент, который позволяет отслеживать информацию, а мы, если нужно, можем показать исходный код».

Параллельно собеседник демонстрирует свой офис в Астане. Первое, что бросается в глаза, – необычность обстановки: настольный футбол, турник, мини-кухня с закусками и напитками, зона отдыха. Философия помещения перекликается со знаменитыми офисами Google, заметно, что сотрудники чувствуют себя так же свободно – играют, едят, что-то обсуждают. «Важно, чтобы люди чувствовали себя на работе максимально комфортно. Многие не привязаны к офису, но мы стараемся заинтересовать сотрудников, чтобы им хотелось бывать здесь, будто в кругу избранных», – комментирует бизнесмен, на ходу жуя яблоко.

Первый блин

Кайрат – выпускник Московского физико-технического института, факультета общей и прикладной физики. Пока был школьником в Павлодаре, участвовал в олимпиадах по физике, получил бронзу на международной, золото – на азиатской. На втором курсе начал работать в ведущем российском компьютерном еженедельнике «Компьютерра» – обозревателем «железа». За время учебы в Москве поработал в «Рамблере» и еще нескольких IT-компаниях, входил в топ-3 обозревателей ноутбуков в России. После окончания университета вернулся в Алматы. К слову, сюда Ахметова отправила российская компания «АйТи», где он на тот момент работал, – развивать бизнес в Казахстане. Оплатила перелет и выдала подъемные.

Однако в 2006 Кайрат решил основать свою компанию, которая выросла с тех пор с двух до 70 сотрудников и сейчас называется Open Technologies Group. В группу входят ТОО «The One Capital», «Коркем Телеком» (разработчик телекоммуникационного ПО) и несколько других мелких профильных фирм. Общий оборот группы растет в год примерно на 50%, хотя первый опыт был неудачным.

«Я взялся за разработку системы автоматизации бизнеса для одной частной компании, 1С их не устраивала, а Microsoft Dynamics (система управления ресурсами предприятия) была слишком дорогой. Пообещал написать с нуля за $15 тыс., даже нанял аутсорсера из Латвии. Это был мой первый договор, и… мы его не выполнили. Не понимали всей сложности проекта и не смогли довести до конца. Но мы до сих пор дружим с первым заказчиком, даже совместную компанию основали», – рассказывает бизнесмен.

Потом были интернет-кафе (как признается Кайрат, с не всегда лицензионным софтом), разработка простейших сайтов и т.д.

Сейчас Open Technologies Group включает два направления – разработку программного обеспечения и телекоммуникации. «Насколько я знаю, больше компаний, сочетающих и телеком и софт, в Казахстане нет. Вопреки расхожему мнению, не все айтишники – программисты, и наоборот. Пересечение телекома и программирования позволяет браться за интересные проекты, за которые другие бы не взялись. Соответственно, меньше конкуренции», – заявляет Ахметов.

Так, компания внедряла гибридные IP-коммуникации в фонде «Самрук-Казына» и других компаниях. Гибридными их назвали, потому что с их помощью можно совершать видеозвонок, где звук идет через трубку телефона, а видео – через веб-камеру компьютера. Это дешевле, чем покупать всем в офисе дорогие видеотелефоны, и удобнее, чем просить сотрудников надевать наушники. «Из других, насколько я знаю, только Cisco умеет так делать», – уверяет Кайрат.

«Есть еще одна фишка технологии. Обычно при звонке на городской телефон, когда во время ожидания соединения с оператором начинает играть музыка, идут секунды, соответственно, тратятся деньги. Мы делаем так, чтобы звонящий не платил за ожидание, для корпоративных пользователей это важно. Также абоненты имеют возможность поддерживать вторую линию, при этом звонящий слышит обычные длинные гудки. Когда звонит клиент или начальник, такие нюансы важны», – поясняет бизнесмен. На недоуменное: «А разве такого еще нет?» – признается, что есть, но только на мобильных. «С городскими линиями никто, кроме нас, этого делать не умеет, нашли способ сами», – подчеркивает он.

Собеседник вновь возвращается, видимо, к любимой теме – конкуренции с Microsoft. На местном рынке его компания уже обрела клиентов, которые купили их софт, хотя могли выбрать и Microsoft Lync. «Мы долго стояли на распутье – выходить самим более широко на рынок или найти партнеров – системных интеграторов, которые продавали бы наш продукт конечным клиентам. Склонились к продажам через партнеров: маржа на одном клиенте значительно меньше, но только так можно увеличить масштаб и выйти на международный рынок программного обеспечения», – говорит Ахметов.

Другой проект – Open WiFi. В 2012 в Астане примерно 30 общественных мест были поэтапно покрыты бесплатным WiFi. На реализацию проекта 38 млн тенге на условиях возврата выдал столичный акимат. Если считать экономический эффект, исходя из розданного бесплатного мобильного трафика, то получается, что астанчане сэкономили 39 млн тенге в 2012 году и 61 млн в 2013 (исходя из средней стоимости мобильного интернет-трафика в 2012–2013 в 1 тг/Мбайт).

Компания построила магистральную сеть передачи данных, благодаря которой может организовывать каналы со скоростью 100 Мбит/с. и выше почти в любую точку города. Услугу продают корпоративным и госзаказчикам. Сейчас за счет ненавязчивой баннерной рекламы такой WiFi планируется монетизировать. «Акционный премиум-трафик – это когда мы предлагаем пользователю бесплатно получить скорость в 5 раз больше – 10 Мбит/с. – если он, например, в аэропорту купит чашку кофе или сувенир у наших партнеров», – поясняет Кайрат.

Было много критики качества WiFi в проблемных зонах из-за низкой плотности установки точек доступа и увеличившейся за три года нагрузки и интерференции, но проблему, по словам предпринимателя, решают.

Маржа – как с продажи наркотиков

В Казахстане класс бизнесменов, которые делают деньги на технологиях, только начинает зарождаться, соответственно, о больших оборотах говорить еще рано. В прошлом году у Open Technologies Group был оборот 450 млн тенге, но дивиденды никому не выплачиваются, все идет в разработки. Причем до середины 2012 только телеком-направление было прибыльным, притом что в нем работает вдвое меньше сотрудников. «Я тогда любил шутить, что могу всех уволить, оставить только телеком и получать такую же прибыль. Что хорошо в телеком-бизнесе – раз клиентов подключил, а дальше просто сопровождаешь, следишь, чтобы электричество было, ветер антенны не снес», – улыбается Ахметов.

Немало заработали в свое время и на интернете. «Были юридические лица, которым нужен был интернет 8 Мбит в секунду, и они платили «Казахтелекому» или «Казтранскому» по 300 тыс. тенге в месяц. В то время как теоретически можно было купить интернет на IP и платить 5 тыс. тенге в месяц. У этого дешевого интернета была одна проблема – как только заканчивался трафик, скорость падала. Придумали, как это обойти. Тратил в итоге на интернет-канал 20 тыс. тенге в месяц, а продавал его по 250 тыс. Маржа – как с продажи наркотиков», – смеется бизнесмен.

IT и инвесторы

У нас в Казахстане так много недоинвестированных традиционных отраслей, что в инновации никто не вкладывает, сетует Кайрат. «Зачем рисковать миллионом долларов в непонятный стартап, где рассказывают фантастические вещи, что будут конкурировать с Microsoft, когда можно открыть автозаправку и гарантированно через год ее окупить. Поэтому приходится искать иностранных инвесторов, ездить на акселерацию, где тебе не просто деньги дадут, а еще скажут, где ты неправ, как это изменить, выведут на рынки», – констатирует собеседник.

Если все-таки местный инвестор и решает инвестировать в инновации, то хочет ни много ни мало 50-процентной доли в проекте. С инновациями такая схема недейственна, уверен Ахметов. «Это может работать с автомойкой, когда деньги решают все. Нашел хорошее место, поставил, нанял работников. Но в бизнесе, где проект работает только за счет драйва и мозгов новатора, отдавать мажоритарную долю агашке, который сам в этом не разбирается, не то что невыгодно, но и несправедливо», – считает предприниматель.

Недавно компания запустила проект «Телефонная будка» – мобильное приложение, чем-то похожее на вайбер, только звонить можно не друзьям, а в различные call-центры, службы доставки и заказов. «Будка» содержит каталог телефонов банков, служб доставки, вызовов такси и другие полезные контакты. Для пользователя звонки бесплатные. Стартап вошел в пятерку лучших инновационных проектов в конкурсе KZ start, организованном АО «Национальное агентство по технологическому развитию», и прошел акселерацию в Кремниевой долине. Казахстанские стартаперы ходили по инвесторам, делали питчи (pitch – краткое представление проектов), презентовали свою идею инвесторам. Те в свою очередь давали советы: что интересно, что нужно усовершенствовать. «За две недели многому не научишься, но, самое главное, успели проникнуться этим новаторским духом. Там талантливые люди и высококонкурентная среда. А это в принципе всё, что нужно, чтобы делать реально классные продукты», – убежден Кайрат.

Связываться ли с государством

Если инвестор не идет в IT, другой путь – обратиться за поддержкой к государству. По словам собеседника, некоторые бизнесмены считают, что не стоит связываться с госструктурами.

«Я бы, может, прислушался, но другого выбора в нашей сфере нет. В 2012 ездил по программе Госдепа США в Америку, они ежегодно собирают 30 бизнесменов-айтишников со всего мира. Там опросил коллег из Южной Америки, Юго-Восточной Азии – как у них с поддержкой старт­апов. Выяснилось, что в Казахстане условия лучше, чем у всех, – утверждает Ахметов. – Понятно, что в США есть частные инвесторы, которые готовы выкладывать по $100 тыс. за идею, но ни в какой другой стране, кроме Казахстана и России, власти не раздают так щедро гранты. Видимо, это связано с сырьевыми доходами, и это нормально».

Есть много критикующих господдержку инноваций, но не все так плохо, считает Кайрат. «Чиновники могут ошибаться, они тоже люди. Если ты руководитель, занимаешься бизнесом, бывает, подводят партнеры, сотрудники – это жизнь такая», – говорит он. В целом же получить деньги на инновационный проект можно. Да, надо заполнять кучу бумаг, предоставлять очень много документов, переделывать по несколько раз. Видимо, с этим отчасти и связана критика – бросают на полпути.

«Но хвала тому, кто пробил закон о грантах (закон о господдержке индустриально-инновационной деятельности. – F). К примеру, грант на коммерциализацию – там возмещают 90% средств, твоя задача – правильно их освоить. Есть, правда, и недоработанный грант на патентование, его недостаток в том, что, пока получишь средства, идею запатентует кто-нибудь другой», – замечает бизнесмен.

WhatsApp и философия новаторов

Как известно, недавно Facebook купил WhatsApp за $19 млрд. Сейчас благодаря основателю WhatsApp Яну Куму и его партнеру Брайану Актону за доллар в год можно отправлять неограниченное число сообщений из разных стран, обмениваться изображениями и другое. Приложение насчитывает 450 млн пользователей и прибавляет по миллиону клиентов каждый день.

Однако изначально Кум и Актон придумали приложение, с помощью которого можно было только обмениваться статусами. «Когда они создавали его, они не думали о пересылке сообщений. Но как бы они заработали $19 млрд, если бы не стали делать хоть что-нибудь? В процессе, общаясь с людьми, смотря на конкурентов, думая, как их превзойти, и приходят такие светлые мысли. Поэтому, если ты хочешь сделать нечто большее, хотя, может, даже не знаешь, что у тебя в итоге получится, нужно встать на эту дорогу и идти», – убежден Кайрат.

Таланты надо искать

Open Technologies Group старается поддерживать отношения с людьми, отвечающими за обучение IT-специалистов в университетах либо за олимпиады по программированию. «По сути, специалистов мы можем найти в Университете им. Сулеймана Демиреля, Международном IT-университете и Назарбаев Университете. Работаем с ними. Всегда стараемся спонсировать олимпиады, хоть небольшие деньги, но даем», – говорит бизнесмен.

Среди сотрудников немало выпускников СДУ и МГУ. Многие IT-компании этим пренебрегают, думая, что талантливые ребята сами их найдут, но за талантами надо гоняться. При этом наличие диплома не определяющий фактор. К примеру, у одного из заместителей Ахметова такового нет, но есть целеустремленность и способности.

Мечта стартапера

Многие удивлялись, почему Кайрат не захотел остаться в Москве. «Москва - хмурый город, не для меня», – улыбается собеседник. Он осознает, что по местным меркам добился многого – пентхаус, кресло руководителя... Однако в планах сделать нечто большее.

«Многие думают, что мечта старт­апера – это заработать миллиард долларов. Но деньги не самоцель. Это просто мерило успеха. Google, Facebook, WhatsApp сделали нашу жизнь интереснее и экономят деньги и время на общение. Те миллиарды долларов, которые они заработали, – по сути, благодарность пользователей, которые выбрали их, а не другие, менее удобные продукты или устаревшие технологии. Для этого и работаем», – говорит Кайрат.

Источник


Главные новости uralsk.info
Только самые важные события. Подпишитесь на ежедневную рассылку.

Укажите адрес электронной почты

Подписаться
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)