наверх

Слияния в банковской сфере Казахстана ужесточат борьбу за клиентов

03.02.2015
Для банковской сферы Казахстана прошлый год принес много изменений, главным образом связанных со слияниями. Сразу несколько игроков объединились между собой.
Слияния в банковской сфере Казахстана ужесточат борьбу за клиентов
Фото: kapital.kz

Альянс Банк, Темирбанк и ForteBank создали группу Forte. Завершилось слияние Казкоммерцбанка и БТА Банка. Кроме того, Народный банк Казахстана приобрел HSBC, который был переименован в Altyn Bank.

О том, какие перемены ждут банковский сектор Казахстана в 2015 году и как подобные слияния скажутся на обычных казахстанцах, LS рассказала управляющий партнер Ideal Event Ботагоз Жуманова.

- Ботагоз, расскажите, насколько масштабны данные объединения на казахстанском рынке?

— Объявленные сделки по слиянию и поглощению «родили» трех сверхгигантов в банковском секторе. На их долю приходится 46% филиальной сети и 57% сети банкоматов. Теперь половина всей банковской инфраструктуры в стране находится у этих объединенных групп.

— Как вы думаете, какую стратегию могут выбрать объединенные банки? Насколько она будет эффективной?

— Если посмотреть на группу Forte, то эти банки значительно повысили свою доступность для потребителей. Forte поднялся по масштабам филиальной сети с восьмого до третьего места. После завершения объединения доля рынка увеличится до 10,7%. Общее количество банкоматов будет насчитывать 1215 единиц.

Понятно, что Forte будет делать упор на развитие розницы. Это самый прибыльный рынок и при сегодняшней ситуации практически единственный для большинства банков. Без розницы невозможно будет оправдать расходы на содержание такой филиальной сети.

Что касается слияния Казкоммерцбанка и БТА. В двух словах для меня это слияние инновационности и качества обслуживания. Объединенная структура существенно увеличила точки присутствия.

За счет сети БТА Казкоммерцбанк обеспечил себе второе место среди банков второго уровня (БВУ). Банк нарастит свою долю на рынке более чем в два раза – с 6% до 13,6%. По объему банкоматной сети банк переместится со второго на первое место с общим количеством в 2083 банкоматов.

Вот Народный банк в результате поглощения HSBC не получил никаких очевидных преимуществ вообще. К примеру, количество единиц расчетно-кассового обслуживания (РКО) Народного банка выросло всего на шесть штук, а банкоматов – на 45 штук. Для банковского гиганта это ничто, ведь он и так лидер по масштабам филиальной сети (первое место среди БВУ – прим. LS).

Очевидно, что новоявленный Altyn Bank будет своего рода «карманным» банком, который возьмет на себя один из продуктовых сегментов Народного банка.

Что ждать от Народного банка? Мне кажется, мало кто думает, что этот игрок может удивлять. Тем не менее у банка есть лидерство в инфраструктуре, сделаны большие инвестиции в технологии.

И если Народный банк захочет, то в ближайшие три года сможет забрать себе первенство в кредитном секторе по рознице. Такое уже было на примере Сбербанка в России. «Русский стандарт» был самым крутым банком в рознице со своей кредитной картой, но как только эту кредитную карту запустил Сбербанк со своими 20 тыс. отделений по всей стране, «Русский стандарт» поблек.

Думаю, внутри Народного банка зреют такие решения, хотя традиционно у Народного банка образ неповоротливого тяжелого советского банка.

— По вашему мнению, увидим ли мы новые объединения банков в республике в 2015 году?

— Те, кто хотел объединиться, уже объединились и в этом году вряд ли стоит ожидать еще больших слияний. Этот процесс занимает до двух-трех лет, объединение систем, баз данных и еще много других значительных организационных изменений. На рынке сейчас выставлен один банк на продажу, его название сказать не могу, который уже реализовал свой корпоративный портфель. Сейчас идет продажа розничного бизнеса. Возможно, будет сделка именно по этому банку, если другой игрок захочет приобрести себе или усилить розничный бизнес.

— Каким образом банки будут бороться за новых клиентов? Можно ли предположить, что требования к заемщикам банков будут снижаться?

— В этом году рынок розницы ждет более ожесточенная конкуренции за клиента. Думаю, банки, которые не могут или не хотят делать действительно глобальные изменения, начнут реализовывать стратегию «быстрых побед». Это значит просто снижать ставку по кредиту, чтобы клиент другого банка пришел и сделал рефинансирование (инструмент, когда банк выдает новый кредит, чтобы клиент погасил старый – прим. LS).

Это самое простое и быстрое оружие в борьбе за клиента. Боюсь, что именно этот вид коммуникаций и будет самым активным приемом. Конкуренция будет идти не в вопросе «одобряем кредит всем подряд». Если снижать требования к заемщикам без знания и понимания риска, то эти действия могут стать убийственными для банка.

Оценка кредитного риска – самая важная из всех, которые делает банк. Важно максимально легко привлечь своего клиента. К примеру, не нужно заставлять людей приносить 10 разных справок, все эти данные можно получить автоматически. Достаточно показать только один документ – удостоверение личности, все остальное – дело техники и безопасности.

Важно отметить, что в этом году мы увидим интересные ходы от игроков не из банковского мира. Некоторые банки, возможно, еще не в курсе, что масштабно кредитовать розницу могут не только они.

В целом, я надеюсь, что банки поймут лучше рынок розницы с точки зрения своего клиента и будут больше опираться на исследования и аналитику, чем на свое «высокомерное чувство всезнания».

- Некоторые банки в 2014 году начали сокращать объемы кредитования. В список попали такие фининституты, как «дочка» российского Сбербанка, Kassanova, Forte Bank, АТФ Банк.

— Как вы думаете, продолжится ли эта тенденция? Какие виды кредитов могут попасть в список мер по прекращению кредитования?

— Я бы назвала это не прекращением кредитования, а временной остановкой, чтобы понять, что будет происходить с валютными рисками. В чем проблема с валютой? У банков есть обязательства в долларах и возвращать они должны в этой валюте.

Представим, банк выдает кредит в 1000 тенге (при этом курс доллара равен 185 тенге). Банк заработал на этом кредите, к примеру, 200 тенге, то есть у него теперь 1200 тенге. Позже курс доллара укрепился и составил 220-230 тенге за один доллар. На эти 1200 тенге банк сможет купить 4,5 доллара, то есть меньше на один доллар, чем при прежнем курсе, когда он выдавал кредит.

Если банк запустит средства в бизнес, полученная прибыль не сможет покрыть даже то, что он имел раньше. Естественно, что часть банков просто страхуется от валютного риска и, даже если нет официального объявления о приостановке кредитования, оно все же есть. Большинству при подаче кредитной заявки банк просто откажет.

—  Расскажите, каким образом банки будут фондироваться в 2015 году?

— Есть два классических канала привлечения денег. Внешние займы (синдикаты, облигации) и внутренние – рынок депозитов физических лиц и корпоративного сектора. Есть также инвестиционные механизмы, предоставляемые различными организациями. Например, Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). На прошлой неделе Банк ЦентрКредит смог привлечь у ЕБРР 10 млрд тенге, и это хорошая новость.

Внешний рынок закрыт, однозначно, объясню почему. После санкций против России Казахстан также вне интересов иностранных инвесторов. Остается рынок депозитов физлиц – самый мобильный, поскольку корпоративные клиенты редко меняют предпочтения.

Все «депозитчики» делятся на три категории: первая – те, кто принес деньги и ничего с ними не делает, то есть и не снимает, и не копит. Вторая группа – это те, кто принес деньги и проедает накопления, то есть постоянно снимает средства. Самая малочисленная группа вкладчиков – те, которые положили деньги и каждый месяц стабильно пополняют свои сбережения.

Важно, чтобы банки научились работать именно с этой категорией. Перед банками встает важная задача – удержание текущих вкладчиков. - В январе 2015 года международные рейтинговые организации понизили рейтинг России до «мусорного» уровня.

— Как вы думаете, может ли это событие отразиться на российских банках, присутствующих в Казахстане?

—  Влияние российских «дочек» казахстанских банков просто несравнимо низко с влиянием казахстанских «дочек» российских банков. Активность «дочек» казахстанских банков в России была незначительной и до кризиса, а с его развитием – тем более. Таким образом, никак.

— Как вы считаете, смогут ли казахстанские банки очистить портфель от токсичных активов? Так, уровень неработающих займов к 2016 году не должен превышать 10%.

— Прошлый год я бы назвала годом очищения. Работа с плохим портфелем началась очень активно. Я считаю, что это одна из самых важных заслуг главы Национального банка Кайрата Келимбетова. Он расчистил кредитные портфели банков, которые «зловонили» на весь рынок, тем самым делали его непривлекательным по сравнению с российским.

Давайте посмотрим, что происходило с токсичным портфелем в прошлом году. С мая 2014 года безнадежная просрочка стабильно шла вниз. За май-сентябрь 2014 года ее объем сократился на 15%. В сентябре доля проблемных кредитов в портфеле БВУ впервые за 13 месяцев опустилась ниже 30% до 29,7%.

Лидером по абсолютному объему сокращения кредитов с просроченной задолженностью свыше 90 дней стал Альянс Банк. Доля безнадежных кредитов от ссудного портфеля к сентябрю 2014 года сократилась с 53,5 до 39,3%.

Новый менеджмент банка значительно почистил и токсичный портфель Темирбанка. За февраль-сентябрь у Темирбанка объем безнадежных кредитов сократился на 20,6 млрд тенге, в портфеле банка доля просроченных кредитов свыше 90 дней сократилась с 44,4% до 33,8%. 

Можно сказать, как единый институт ForteBank сократил объем безнадежных кредитов на 223 млрд тенге. На втором месте оказался Казкоммерцбанк. На него приходится 18% от всего объема безнадежных кредитов банковского сектора. У поглощаемого БТА доля безнадежных кредитов в ссудном портфеле превышает 90%.

Менеджмент Казкоммерцбанка озвучил консолидированный объем проблемных займов в ссудном портфеле объединенного ККБ и БТА – порядка 60%. Казкоммерцбанк рассчитывает решить проблему безнадежной просрочки с помощью средств фонда проблемных кредитов.

АТФ Банк входит в тройку банков, обеспечивших самые крупные сокращения безнадежных кредитов. В ссудном портфеле банка доля безнадежных кредитов сократилась с 43,9% до 36,1% к сентябрю прошлого года. Глава АТФ Банка утверждает, что в стратегию банка по избавлению от просрочки не входит продажа неработающих кредитов. Банк рассчитывает реанимировать отношения с заемщиками самостоятельно.

Источник


Главные новости uralsk.info
Только самые важные события. Подпишитесь на ежедневную рассылку.

Укажите адрес электронной почты

Подписаться
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)