наверх

Чтобы спасти тенге…

03.01.2015
Государство намерено увеличить гарантирование тенговых депозитов.
Чтобы спасти тенге…
Фото: kapital.kz

Казахстанские власти сделали еще одну попытку спасти тенге: увеличить гарантирование сохранности тенговых депозитов. Но вопрос лежит в иной плоскости – как повысить доверие к тенге, когда все факторы этому не способствуют.

Рабочая группа, созданная премьер-министром и в которую вошли работники Национального банка РК и экономических ведомств, пришла к выводу, что коммерческие банки должны увеличить гарантирование тенговых депозитов.

По мнению членов группы, рост объема гарантирования депозитов в тенге не только повысит доверие населения к нацвалюте, но и, возможно, сведет на нет долларизацию экономики. Сейчас они готовят проект к реализации. Дадут ли эти меры положительные результаты, станет известно в ближайшее время.

По сути, попытки властей заставить коммерческие банки увеличить гарантирование сохранности тенговых депозитов никого особо не должны удивлять. Они происходят регулярно и очень напоминают собой очевидные природные явления, например, восход и заход солнца. Понятно, что национальную валюту нужно поддерживать. Понятно, что во время кризиса это особенно важно. Понятно, что другого выхода у властей просто нет.
И вроде как почти убедили.

Так, в конце июля 2014 года заместитель председателя Национального банка Казахстана Куат Кожахметов в прямом эфире телеканала «Хабар» очень хорошо высказался о доходности депозитов, которые могут получать казахстанцы, размещая свои денежные средства в тенге.

«Если вы размещаете в валюте, то сейчас доходность, согласно предусмотренной фондом гарантирования, составляет 4%, в тенге – 10%, разница в 6%. За пять лет данная разница составит порядка 40%, то есть ваша сумма в тенге будет на 40% больше, чем сумма в долларах», – подчеркнул Кожахметов.

Ранее заместитель председателя правления «Народного банка» Марат Альменов сообщал, что после девальвации депозитная база казахстанцев преимущественно была сконцентрирована в валюте.
«В начале года 50% вкладов населения были размещены в тенге, 50% – в валюте, включая срочные депозиты и остатки на счетах. На 1 апреля 2014 года доля долларовых розничных депозитов увеличилась до 61%. По срочным вкладам ситуация немного иная. На 1 января 2014 года 60% таких вкладов были сосредоточены в валюте, на 1 апреля долларовые вклады достигли отметки 72%», – сообщил Альменов.

Кстати, оптимизм Кожахметова не может не радовать.

Да, проценты по тенговым вкладам всегда или почти всегда были выше, чем по валютным вкладам. Причем, это обусловлено не тем, что доллары и евро волатильнее, чем тенге. Нет. Это обусловлено тем, что вклады в СКВ выгоднее, а Нацбанк, как регулятор и главный отвечающий за финансовую систему, должен говорить обратное, чтобы поддержать тенге и не дать ему обрушиться.

Да, через 5 лет, возможно, вклады в тенге вырастут больше, чем вклады в долларах. Так оно на самом деле и есть. Однако без учета одного небольшого нюанса – инфляции, которой подвергается любая валюта. К сожалению, СКВ теряет в цене меньше, чем тенге. Это тоже истина и обусловлена она стабильностью экономик, которые поддерживают доллар и евро.

С другой стороны, как заявил ранее Альменов, после девальвации казахстанцы стали в большей мере доверять доллару и евро, а не тенге. Поэтому сбережения стараются держать в СКВ. Кстати, это вполне объяснимо тем, что экономики США и Евросоюза мощнее и стабильнее, чем казахстанская экономика.

Знаете, почему выводам рабочей группы верить крайне сложно? Отвечу сразу: вокруг и внутри Казахстана происходят такие вещи, которые стимулируют бежать не к тенге, а к доллару и евро.

Так, Россия оказалась в глубоком экономическом кризисе из-за своей политики в Украине и санкций. Он усугубился тем, что падают цены на нефть из-за политики властей арабских стран, которые тем самым хотят притормозить сланцевую революцию. Это в большей степени объективная причина и, как показывает динамика момента, цены на нефть уже не вернутся к любимым 100 долларам. А так как бюджет России в большей степени сформирован за счет доходов от углеводородов, то и проблемы резко обострились.

То же самое можно сказать и о Казахстане. Несмотря на широко разрекламированные госпрограммы по развитию промышленной инфраструктуры, больше известных по аббревиатуре ГПФИИР, Казахстан как был зависим от цен на нефть, так и остался. То есть кризис в России в любой момент может перекинуться на Казахстан.

И вот на фоне всех этих тревожных факторов власти делают обратное. Вместо того, чтобы пытаться максимально снизить зависимость от России, с которой утонуть легче, чем выплыть, власти углубляют интеграцию до максимума. 1 января Россия, Беларусь и Казахстан запустили Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Так вот, если с ЕАЭС в Казахстан из России не хлынет накопившиеся там инфляционные процессы, то нас можно считать счастливчиками. Хотя предыдущий опыт свидетельствует об ином. Когда в 2010 году Россия, Беларусь и Казахстан запустили Таможенный союз (ТС), власти пытались убедить нас в том, что он во благо. СМИ и Интернет заполонила информация о росте товарооборота между тремя странами, быстром и неуклонном развитии торговли внутри ТС. Это продлилось 1,5-2 года, а потом весь этот позитив куда-то делся. Возникли проблемы, и главная из них – импорт инфляции из России.

Почему в рамках ЕАЭС должно случиться иначе, понять крайне сложно, если вообще возможно.

А внутри Казахстана общество давно ждет очередную девальвацию, так как часть общества, которая хотя бы приблизительно знакома с экономическими законами, понимает, что она неминуема.

И вот на фоне внешних и внутренних факторов, которые вынуждают всех нас бежать к доллару и евро, власти призывают банки усилить гарантирование тенговых депозитов. Ничего, кроме скепсиса, такие действия вызывать не могут.

Источник


Главные новости uralsk.info
Только самые важные события. Подпишитесь на ежедневную рассылку.

Укажите адрес электронной почты

Подписаться
0 комментариев
Показать все комментарии (еще -2)